Не кинокритик. Не палеонтолог. (plakhov) wrote,
Не кинокритик. Не палеонтолог.
plakhov

Category:

Эгоистичный ген

А еще в отпуске я перечитал "Эгоистичный ген". В первый раз я читал эту книгу давным-давно, лет шесть назад, и, как теперь понимаю, тогда не мог воспринять ее правильно.

Вкратце, это знаменитая научно-популярная книга, написанная известным биологом (точнее, этологом) Ричардом Докинзом. Известен он, насколько я понимаю, даже не столько как биолог, сколько именно как популяризатор науки и один из самых непримиримых и яростных атеистов (особенно если ограничиться интересно пишушими и в целом вменяемыми личностями).

"Эгоистичный ген" отстаивает точку зрения на эволюцию, согласно которой единицей отбора является отдельный ген, а не целый организм (и уже тем более не популяция и не вид). Докинз и общими рассуждениями, и на конкретных примерах пытается доказать, что взгляд на животных и растения, как на "машины выживания", совместно используемые генами "в их личных целях", более продуктивен, чем знакомые по школьным учебникам биологии рассуждения о "благе вида", и даже чем "обыденное" представление об отборе, действующем на уровне отдельных особей. Такой способ взглянуть на проблему представляется автору более логичным, и он показывает, как с его помощью можно объяснить многие феномены, в том числе и такие, которые кажутся противоречащими подобному взгляду на мир, например, альтруистическое и социальное поведение животных. В этой же книге впервые появляется общеизвестное сейчас словечко "мем". Надо сказать, что, хотя именно в нем состоит самый заметный вклад книги в мировую культуру, обсуждение того, что сейчас называют "меметикой" занимает в ней лишь буквально несколько страниц. Я читал второе издание, в него добавлено несколько глав, в том числе интересный раздел об играх с ненулевой суммой (в частности, об iterated prisoner's dilemma), и о том, как эволюционно стабильные стратегии в таких играх могут приводить к появлению "добрых" по своей природе существ (несмотря на их изначально крайне эгоистичные мотивы).

На этом мое краткое введение заканчивается. Если вы ее не читали и не собираетесь, то остаток поста вас не заинтересует.

Вообще, критиковать эту книжку - примерно то же, что пинать дряхлого льва. Занятие мало того что не почетное (все-таки ей больше тридцати лет), так еще и опасное (а зубы все еще ого-го). И потом, да, я не фанат Докинза, но "не фанат" здесь не привычный эвфемизм, а просто констатация. Книжка все-таки очень мощная, и пишет он отлично, поэтому отговаривать ее читать никого не буду.

Но (вы уже догадались, что здесь будет "но") книжка эта опасная. Докинз пишет очень убежденно и безапеляционно. С одной стороны, это правильно, потому что это не научный труд, а научно-популярный, и бесконечные предосторожности и оговорки ему бы только помешали. С другой стороны, пишет он о взглядах, которые вовсе не являются общепринятыми в научном мире (см., например, статью на "Элементах"). При этом аргументы противников (в частности, сторонников теорий группового отбора) в изложении Докинза выглядят откровенно нелогичными и глупыми (хотя на самом деле вовсе не являются таковыми). Таким способом громить оппонентов в книжке, предназначенной для широкой аудитории, по-моему, нечестно (в том числе и в научном смысле).

Когда я прочитал ее году примерно в 2003-м, о биологии мне было известно меньше, чем ничего, и я воспринимал "Эгоистичный ген" как откровение. Думаю, на неподготовленного читателя она и сейчас так действует. С тех пор удалось прочитать довольно много всякой всячины, включая несколько вузовских учебников по теории эволюции и молекулярной биологии, и могу уверенно сказать, что чувство "теперь все понятно", возникающее после чтения Докинза, абсолютно ложно. Ничего-то про макроэволюцию толком не понятно, и даже сами способы рассуждать (дискурс, простите за это слово) еще не устаканились. Есть точка зрения Докинза, есть точка зрения Уилсона, есть, как у afranius'а, сверхвысокоуровневый взгляд на биосферу в целом, как на систему, "стремящуюся" эффективнее перерабатывать энергию, есть всякая экзотика, как, например, у Valiant'а (хоть он и не биолог), который вообще хотел бы говорить о всем процессе в терминах computational complexity, и что из этого продуктивнее - неясно. Нет цельной картины экспрессии генов в фенотипе (хотя известно много, и уж гораздо больше, чем в 1976 году), а без этого многие положения Докинза - даже о существовании subj'а в его понимании - являются скорее остроумной гипотезой, чем доказанным утверждением. Ну то есть я ни в коем случае не хочу в чем-то обвинять эволюционное учение, нет, это нормальное состояние для живой, развивающейся науки. Наоборот, в общем и в целом я верю, что процесс сойдется, и о том, как жизнь прошла путь от протоклетки до высших животных, включая человека, станет понятно совсем-совсем все (уже сейчас известно на порядки больше, чем мог догадываться Дарвин). Но по факту сейчас этот путь далеко не пройден.

Теперь чуть детальнее о возникших у меня вопросах для тех, кто книгу читал.
Про фальсифицируемость. Сам Докинз страшно не любит, когда его обвиняют в тавтологичности или нефальсифицируемости его идей. Судя по горячности и бессодержательности ответов на такую критику в начале книги "Расширенный фенотип" (вплоть до прямых оскорблений), он сам, похоже, чувствует, что тут не все в порядке. Плохо даже не то, что основные его положения плохо фальсифицируемы - он честно предупреждает (и несколько раз), что излагает прежде всего взгляд на действительность, подход, точку зрения, а не научную теорию. Плохо то, что там, где он действительно мог бы указать на проверяемое отличие своего подхода от "наивного" индивидуального отбора, он этого не делает. Напротив, он часто показывает, с какой легкостью его подход позволяет объяснить любые факты, даже те, которые еще не известны, но могут стать известны позже. Чтобы не быть голословным: например, Докинз называет геном не отдельный цистрон, как это принято сейчас, а произвольный достаточно устойчивый (то есть редко рвущийся при мейозе) линейный участок ДНК. В сочетании с представлением о том, что именно ген "сражается за выживание", влияя на фенотип, это, как мне кажется, должно означать, что цистроны, расположенные достаточно близко друг к другу, должны (по крайней мере в среднем) кодировать логически связанные фенотипические различия. Иначе говоря, наследственная информация, кодирующая вариации некоторого фенотипического признака, должна быть расположена в ДНК не абы как, беспорядочно, а достаточно компактными фрагментами. При этом из чистой молекулярной биологии необходимость сего факта совершенно никак не следует. Но ведь это вполне проверяемая гипотеза! Особенно легко об этом говорить сейчас, но и на момент написания было в общем и в целом понятно, что достаточно скоро ее можно будет проверить. Ну и почему бы о ней не упомянуть?

Про полное игнорирование группового или индивидуального отбора. Докинз объявляет, что будет пренебрегать групповым отбором прежде всего потому, что скорость, с которой тот действует, во много раз медленнее скорости, с которой происходит выбор между геном и его аллелем. Допустим (хотя от цифр, хотя бы порядковых оценок, я бы тут не отказался). Но ведь, как я понимаю, только отбор, действующий на более высоком уровне, мог породить систему "честной лотереи" при мейозе? Сам Докинз и восторгается ее эффективностью, из-за которой гены, "жульничающие", искусственно завышая свои шансы перейти по наследству, почти не встречаются. Больше того, подобные жулики время от времени действительно возникают (как упоминаемый им t-ген у мышей), но именно отбор на уровне популяций их и уничтожает. Разве не так? То же самое я мог бы сказать о половом отборе, да вообще даже о существовании многоклеточных организмов как формы жизни. Сам Докинз пишет о том, как изначально "эгоистичные" части (например, паразит и хозяин), в случае, если вдруг оказываются связаны общими целями, постепенно теряют "индивидуальность" и независимость, а потом и сливаются в единое целое так, что уже неясно, где заканчивается одна и начинается другая часть. Почему это рассуждение вдруг теряет силу (и даже вовсе не упоминается), когда мы говорим о генах, формирующих организм?

Про кин-отбор и связанные с ним ужасы вроде битвы детей с родителями, выгоды от избиения братьев, битвы полов и т.п. Меня крайне смущают постулат о независимости кин-фактора (1/2 для детей, родителей и братьев, 1/4 для племянников, 1 для однояйцевых близнецов и самого себя и т.п.) от редкости гена. Ну хорошо, если ген кодирует редкую вариацию, то "с точки зрения" данного гена все корректно. Но ведь если ген широко распространен в популяции, то для него "кин-фактор" должен быть выше, разве нет? Ведь вроятность того, что в этом случае он есть у "собрата", выше? Докинз пишет, что нет, по какой-то причине это не так, кин-фактор следует считать константой, но не называет эту причину даже вкратце. Я собрался с духом и, чтобы не гадать, осилил литературу, содержащую математически строгое рассуждение, которое скрывается за этой константностью. Если без цифр, то оно состоит в том, что более часто встречающиеся гены имеют меньше причин "помогать братьям", причем ровно на столько же меньше, насколько для них выше вероятность этого "брата" встретить. Это рассуждение математически верно, но только при самых жестких ограничениях, когда выживание всей популяции никак-никак-совсем-никак не влияет на отбор генов. Но отбор на уровне целых популяций и выше - это постоянно действующий фактор, отдающий предпочтение генам, "завышающим" кин-фактор (вплоть до specieism'а). Да, медленный, но опять же, если принять, что такой отбор сумел создать систему "честной лотереи", то с какой стати его игнорировать в этом случае?

Наконец, про мемы. Самая знаменитая глава книги, породившая целую лженауку, одновременно и слабее всего обоснована. В начале книги Докинз четко формулирует, что именно ген следует считать главной единицей отбора, поскольку ген имеет четкое физическое воплощение, реплицируется с высочайшей точностью, и имеет большую "продолжительность жизни" по сравнению с продолжительностью жизни своего носителя. Все это абсолютно логично и вопросов не вызывает. Непонятно, почему, рассуждая о мемах, он ни с того ни с сего "забывает" обо всех этих условиях. Мем не имеет физического воплощения, реплицируется с серьезными ошибками, даже двух в точности одинаковых экземпляров одного "мема" не существует, а его "продолжительность жизни" вообще непонятно как хотя бы определить, не то что измерить (я говорю не о мемах в смысле lurkmore, типа "превед медвед", существование которых, в общем, вопросов не вызывает, а именно о сложных мемах-идеях). Собственно, к чести Докинза, он и сам это понимает, и сам себе задает подобный вопрос. К сожалению, ответ на него оказывается не очень внятным и сводится к тому, что, возможно, сложные мемы-идеи все-таки разложимы на мелкие, куда более устойчивые к "ошибкам копирования" и более долговечные "запчасти", и вот они-то и есть "настоящие" мемы. Как эти "настоящие" мемы должны выглядеть, и что сделает их настолько более устойчивыми, остается совершенно непроговоренным. Так что с какой стати модели рассуждения, применимые к конкретным, физически существующим отрезкам ДНК, на которые можно буквально "указать пальцем", вдруг окажутся применимыми к неким абстрактным и плохо определенным сущностям, совершенно непонятно.
Tags: 2017, bio, books
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments